Да, я верю в живого Бога, а иначе для меня жизнь теряет всякий смысл. И эта вера стоит за всем моим творчеством. И, когда некто критикует эту веру, он исходит из своего собственного понимания ее (и Бога), которое ничего общего не имеет с верой критикуемого. Неверующих ни во что людей нет. А вы просто не разобрались с собственным мировоззрением, боясь попасть в тот или иной стан.

Больше всего меня расстраивает в суждениях верующих людей их истовая убежденность в своей правоте, уверенность в единственности и выделенности их положения. И говорю я не о проблеме межрелигиозных и межконфессионных отношений, а именно о вере как таковой. Конечно, такая позиция верующего понятна: человек, придя к Богу как к вершине своего мироощущения, неизбежно считает и свое состояние абсолютной вершиной. Он болезненно относится к критике своей веры, считая, что таковая идет исключительно снизу, от тех, кто еще не поднялся до его высот (ну или сбоку, от тех, кто называет Бога другим именем).

Но я не вижу никакой связи вашего смысла жизни в вере со смыслами жизни других людей. Почему вы отказываете им в смысле жизни и считаете, что они еще не доросли до вас? По меньшей мере это величайший грех – гордыня.

Исходя из философского понимания, я никогда не критикую веру, понимаю бессмысленность и неэтичность такой критики. Но хотел бы и от верующих людей получить такое же отношение к неверующим – просто людям, не связывающим себя формальной атрибутикой одной из мировых религий, повторяющих и в счастье, и в горе не имя одного из Богов, а какие-то другие слова.

Метафизика призвана описать реальность, Вы же полагаете, что реальность описывается формулами.

Начнем с конца – где и когда я высказывал мысль, что реальность должна описываться формулами? Может, вас ввело в заблуждение вполне банальное утверждение «нет формулы – нет и физики», в котором констатируется ограниченность метода естественнонаучного познания исключительно рациональными построениями. Или вы серьезно считаете, что физика может остаться физикой при включении в нее чего-то типа Духа? Заметьте, я не заикнулся о возможности и необходимости использования формул где-то вне физики. То есть мысль была предельно проста: то, что вы называете реальностью (безотносительно того, где вы проводите ее границы и что обозначаете этим словом), может познаваться в том числе и с помощью формул. И та наука, которая делает это с помощью формул, называется физикой. Ну и естественно, теория, прибегающая к чему-то еще, кроме формул, не может называться физикой, хотя наравне с последней также может успешно служить инструментом познания этой самой реальности. Именно последнюю мысль я и хотел выразить, высказывая недоумение по поводу ваших естественнонаучных пассажей.

Теперь о метафизике. Это такая сложная штука и такие сложные ее отношения с так называемой реальностью, что сводить эти отношения до тезиса «метафизика призвана описать реальность», на мой взгляд, философски рискованно.

У меня за плечами мехмат, и я неплохо знаком с математической физикой. Математику обожествляют те, кто ее не знает, а физика без метафизики — есть в чистом виде безопорное диффузное мышление.

Вот именно это в вашей книге мне больше всего не понравилось, при столь высоком ее философском и литературном уровне. Вы, как физик, должны отдавать себе отчет в том, что вот уже сколько столетий физика прекрасно обходится без всякой метафизики – просто по причине отсутствия последней как таковой… И ничего – в космос полетели, и я сижу на даче в другой стране и мгновенно пересылаю вам свой текст без всякой метафизики, лишь благодаря физике.

Я предполагаю, что просто вы в своих основах не очень точно провели границу между различными формами и способами познания: метафизика – это как раз и исключительно то, что не физика, то есть то, что вне однозначной воспроизводимости, а физика – это, безусловно, не метафизика. О взаимодействии различных способов познания (научного и философского) можно и нужно долго-долго рассуждать. Но это отдельный разговор. Как мне показалось, вы абсолютизировали познание как таковое, попытавшись в единую логическую систему вплести все: физику дополнить духовностью, а философию – излишней рациональностью (не в рассуждениях, они безусловно должны быть логически строги, а в основаниях и выводах.)

И опять в ваши слова закрался неприкрытый намек на ущербность какого-либо способа мышления, способа познания, отличного от вашего. Любой способ познания ограничен, тем более частного человека – и мой, и ваш. Это первое, что должно лежать в начале познавательного процесса: понимание его фрагментарности, рядоположенности с другими, столь же необходимыми.

Да, я понимаю, что своим текстом еще на какой-то срок отодвинул возможность диалога. Действительно, наверное, очень трудно спокойно принять «наезды» на самые основы при полной убежденности в их исключительности. Но именно привязанность к некой платформе, потеря равновесия при ее шатании указывают на ограниченность метода и самой платформы – отступить некуда. Попробуйте перешагнуть на соседнюю платформу – ведь там тоже люди, и на следующей тоже. Люди познающие, видящие. Или вы уверены, что оттуда видно «неправильно» или меньше?

Хотя я совсем не критиковал ни вашу веру, ни вашу позицию, а лишь излагал свое видение познания, как многогранного интегрального процесса, который принципиально не может быть исчерпан с какой-либо единичной позиции, каким-либо методом – ни рациональным, ни иррациональным.

0
Ваша оценка: Нет

Адрес страницы: http://myphilosophy.ru/beseda-so-lvom-chivorepla-o-vere